Отто Лилиенталь и современный взгляд на парение в воздушных потоках

Как мы не бьемся уже боле ста лет, но не можем придумать ничего лучшего, чем планеры созданные в конце 19 века Отто Лилиенталем. Может вам кажется, что современные авиалайнеры, или могучие вертолеты ушли далеко вперед? Должен вас разочаровать. Или тоже самое, или даже хуже.

Отто Лилиенталь и современный взгляд на парение в воздушных потоках

Отто Лилиенталь и современный взгляд на парение в воздушных потоках

Немецкий инженер ухватил самую суть полета. Понял эту суть, и сумел полететь сам. Полететь, как птица. Сейчас, когда мы занимаемся парением, мы делаем тоже самое, ну может быть техника немного лучше. Парение в воздухе теперь может длится многие часы, и мы можем пролетать на планере без мотора сотни и тысячи километров, но это всего лишь количественное, но не качественное развитие идей талантливого человека.

Что помогло Отто на нелегком пути освоения пятого океана?

Лилиенталь был умным и образованным человеком.

У него было хорошее подспорье — собственный завод котлов, который приносил неплохой доход. Были деньги и время для теории и экспериментов.

Он был немцем, педантом. В молодости грохнулся с крыши сарая вместе со своими крыльями и понял, что воздух нахрапом не возьмешь, придется долго работать, продвигаться к цели маленькими шагами.

Он сумел не обращать внимание на мнение тупых идиотов из большинства, которые его высмеивали.

Он многого добился и все равно разбился. Летчики говорят, что есть пилоты смелые и старые. А ему приходилось быть смелым, слишком много было неизученного, неизведанного.

Так в чем же секрет, в чем суть полета? Будем говорить о планирующем полете, а машущий оставим сразу в покое, так как сил на него у человека нет. А почему нет? У птиц есть силы, а у человека нет? Казалось бы вопрос элементарный, и ответ простой. Но не все знают этот ответ. С увеличением линейных размеров организма (да и любого предмета), его вес растет в кубической зависимости от размера — вспомните формулу объема. Просто человек слишком большой для полета. А птицы — как раз, что надо. Большие птицы (орлы, аисты) мало машут крыльями, им тяжело, они используют восходящие потоки. А маленькие пичужки вертятся в воздухе как хотят. Значит будем смотреть на больших птиц, и летать как они. Это человек может. Я сотни раз крутился с орлами в общем восходящем потоке, мы вместе набирали высоту, не мешали друг другу а только с интересом разглядывали представителей другого вида.

Давайте о полете. Пока писал, я придумал хорошую аналогию. Шарик катится по наклонной плоскости. Сначала мы поднимаем его наверх, даем ему потенциальную энергию, которую он может расходовать, преобразуя в другие виды энергии. Так же и птица, или Лилиенталь взлетает с вершины холма. Отпускаем шарик, он катится вниз под действием силы тяжести. Если наклон будет слишком маленький, шарик не покатится. Трение ему помешает. Чем меньше трение, тем по более пологой траектории сможет катится шарик. По песку например он очень плохо пойдет, придется сильно наклонить нашу горку. Чем меньше энергии мы тратим впустую (на трение), тем меньше может быть наклон горки, и тем дальше шарик прокатится. То же самое происходит с крылатым существом. Оно скользит вниз по невидимой горке, и чем лучше крыло, чем меньше оно тормозит, тем дальше мы можем улететь. Тем большую работу сможем сделать, переместив груз на большее расстояние.

При полете важно иметь хорошее крыло, чтобы не тратить энергию впустую. Этим и занимался Отто Лилиенталь, исследуя и подбирая оптимальное крыло, прибавляя метр за метром при полетах со склона холма.

И второй важный аспект. Планером надо управлять. Он должен быть послушным. Надо взлетать, садиться, маневрировать, бороться с порывами метрами, воздушными вихрями и восходящими потоками. Отто управлял посредством своего тела, перемещая его под крылом. Этот способ управления называется балансирным. Его используют все дельтапланеристы.

И все же конструкция была несовершенной. И опыта было чертовски мало. И Лилиенталь разбился. Сломал шею. По всей видимости он на приземлении попал в пузырь восходящего воздуха, его подкинуло, угол атаки крыла стал слишком большим, крыло потеряло подъемную силу, «свалилось». Возможностей управления не хватило, чтобы парировать удар.

Современные самолеты хорошо управляются, управление у них аэродинамическое, а не балансирное, что намного удобнее и безопаснее. Да и спасательная система есть, как на нашем самолете Кинетик. Человек за штурвалом прошел длинный путь за эти годы. Но все равно, отправляясь в полет по одной из выбранных нами программ, сердце пилота бьется чуть быстрее после слов «к взлету готов». Впереди полет. Он прекрасен и волнует нас.

В следующей статье мы продолжим разговор о самолетах, парапланах, парении, крыльях, пионерах авиации, и о другом волнующим любителей полетов.